Поиск
Главная Комментарии Аналитика Новости Online Итоги недели Спецпроекты О проекте Контакты
ГОЛОСОВАНИЕ • Все
Вы поддерживаете идею введения уголовной ответственности за кражу электроэнергии?
Нет 75%
Да 25%
Всего голосов: 36
Голосование проводилось
с 3 по 10 апреля
 
 
АКТУАЛЬНЫЕ СЮЖЕТЫ:
 
AGRI, Alstom, BP, E.ON, ENEL, Exxon, Fortum, General Electric, M&A, Nabucco, online, RWE, Siemens, TAP, Uranium One, Westinghouse, Австралия, Адлерская ТЭС, Азиатско-тихоокеанский регион, Азия и Ближний Восток, акции, Армянская АЭС, Африка, АЭС Аккую, АЭС Белене, АЭС Бушер, АЭС Козлодуй, АЭС Куданкулам, АЭС Пакш, АЭС Темелин, Баксанская ГЭС, Балаковская АЭС, Балтийская АЭС, Бангладеш, Барак Обама, Белорусская АЭС, Белоярская АЭС, бензин, биотопливо, Ближний Восток, Блокада Донбасса, Богучанская ГЭС, Болгария, Бургас-Александруполис, ВВЭР, Венесуэла, ветряные электростанции, Висагинская АЭС, ВОУ-НОУ, ВСТО, Вьетнам, ВЭБ, газ, газомоторное топливо, Газпром, Газпром нефть, Государственная Дума РФ, Гоцатлинская ГЭС, ГОЭЛРО, Джубгинская ТЭС, Евро-5, Железногорская ТЭЦ, Игналинская АЭС, Израиль, Индия, инновации, ИНТЕР РАО ЕЭС, Иран, итоги 2010 года, итоги 2011 года, итоги 2012 года, итоги 2013 года, итоги 2014 года, итоги 2015 года, итоги 2016 года, ИТЭР, Казатомпром, Казахстан, Калининская АЭС, Китай, Кольская АЭС, Корея, Крым, Курская АЭС, КЭС-Холдинг, Латвия, Латинская Америка, ЛАЭС, ЛАЭС-2, Литва, ЛУКОЙЛ, МАГАТЭ, Малайзия, малые гидроэлектростанции, Медведев, медицина, Мексика, мероприятия, мини-ТЭС, Минэнерго, МРСК, Муслюмово, МЦОУ, МЭА, налогообложение, Намибия, Нафтогаз, НАЭК Энергоатом, нефть, Нижегородская АЭС, НОВАТЭК, Нововоронежская АЭС, ООН, ОПЕК, опрос, освоение Арктики, отопительный сезон, ОЯТ, паводок, ПАТЭС, Польша, правительство РФ, природные аномалии, прогнозы, происшествия, Путин, РАО, регионы России, Ренова, Росатом и дочерние организации, Роскосмос, Роснано, Роснефтегаз, Роснефть, Российские сети, Ростехнадзор, Ростехнологии, Ростовская АЭС, РусГидро, Саммит АТЭС, санкции, Саяно-Шушенская ГЭС, свинец, Северная Корея, Северный поток, Сербия, Сила Сибири, Сколково, сланцевая нефть, сланцевый газ, Смоленская АЭС, СНГ, Совет Федерации, солнечные батареи, соцнормы энергопотребления, СПГ, страны Евросоюза, строительство, судебные тяжбы, США, тарифообразование, теплоснабжение, ТНК-BP, Трамп, Транснефть, Турбоатом, Турецкий поток, Турция, ТЭК, ТЭЦ, Тяньваньская АЭС, уголь, уран, утилизация, ФАС, Финляндия, ФСК ЕЭС, Хмельницкая АЭС, Чебоксарская ГЭС, Чернобыльская АЭС, Штокмановское месторождение, Эвенкийская ГЭС, экология, экономический кризис, Энергоатом, энергопотребление, энергосбережение, энергоснабжение, энергоэффективность, Южный поток, ЮКОС, Япония
 
ТЭК: • Все
 
 
ГЛАВНАЯ » КОММЕНТАРИЙ
24 февраля 2011, 14:02

ДЕЛО НЕ В ТОМ, ЧТО МЫ СМОЖЕМ ПОСТРОИТЬ К 2030 ГОДУ, А КАК МЫ ЭТО ЗАКОНОДАТЕЛЬНО ПРОПИШЕМ

Дело не в том, что мы сможем построить к 2030 году, а как мы это законодательно пропишем
Станислав Субботин,
начальник отдела Института перспективных энергетических технологий НИЦ "Курчатовский институт"

Станислав Субботин, начальник лаборатории перспективных реакторных концепций РНЦ «Курчатовский институт»:

К 2030 году, кроме легководных реакторов, в значимых масштабах на конкурентной основе практически ничего вводиться не может. Мы можем помочь Китаю и Индии с развитием реакторов на быстрых нейтронах. Китаю мы собираемся строить два БН-800, но они сами много чего развивают. Единственное, что мы можем предложить развивающимся странам, - это реакторы ВВЭР большой мощности, и, если удастся, транспортабельные установки. Но дело в том, что возникают очень большие сложности в законодательном плане, связанные с определением, кто чем владеет и кто за что отвечает.

Мы рассматриваем пока техническую сторону проблемы развития атомной энергетики – кому, что и когда сможем поставлять. А сдерживать нас будут не технические возможности, а непроработанность экономических и юридических сторон реализации проектов и их эксплуатации, особенно с учетом проблем обращения с облученным ядерным топливом, выводом из эксплуатации и удалением радиоактивных отходов. И тут два пути. Первый, когда МАГАТЭ разрабатывает необходимые рекомендации как, например, в области нераспространения и безопасности, и страна их просто переписывает. МАГАТЭ выпустила рекомендации по международному ядерному праву, но в них не все проработано так, чтобы просто можно было взять и использовать в любой стране. На втором пути так же не все так просто – создать собственное ядерное право, не противоречащее международным договоренностям, за короткое время порядка 10 – 15 лет практически невозможно.

Дело ведь не в том, что мы сможем построить к 2030 году, а как мы это законодательно пропишем. Несмотря на то, что МАГАТЭ может только рекомендовать, без этих учета этих рекомендаций мы ничего не можем сделать. У нас есть конституция, собственно федеральные законы, нормы и правила. И мы обязаны учитывать международные договоры и конвенции – это для нас как закон. Вот только в рамках наших законов и этих конвенций много сдерживающих начал – нераспространение, безопасность, компенсация рисков за возможный ущерб, окончательное захоронение радиоактивных отходов и т. д. И дальше атомная энергетика не может развиваться только за счет увеличения количества и мощности АЭС, и развивать ее нужно как систему, способную не только выполнить поставленную перед ней миссию по получению энергии, но и решая собственные проблемы вывести ее на путь устойчивого развития. Причем не только в России, но и во всем мире. Проблема в том, что раньше законы писались на основе накопленного опыта. А теперь, при создании атомной энергетики как системы, взвешивая различного рода разновременные выгоды и риски, мы должны прописать законодательно, то, в чем у нас практики еще не было.

Для этого мы можем на уровне концепций рассмотреть различные сценарии развития атомной энергетики, и в их рамках уже минимизировать возможные риски, особенно финансовые, иначе ни частные деньги не пойдут в атомную энергетику, ни государственные в нужных для развития технологии масштабах. Нам нужно пойти на нового типа международную договоренность в рамках международного ядерного права и создать законодательство, которое позволит дальше развивать атомную энергетику как систему, с учетом ее большой инерционности и длительности жизненных циклов всех ее объектов и технологий. Иначе мы и дальше будем пытаться продавать энергообъекты, а что с ними будет через 80 лет, никто не знает. Для политиков и экономистов в этом случае риски получаются пока непонятные и поэтому неприемлемые.

В техническом плане почти каждый проект жизнеспособен, и АЭС-2006, и ВВЭР-ТОИ, и СВБР, и БН-1200 – все они имеют право на жизнь. Но поставить задачу таким образом, чтобы минимизировать финансовые риски, которые могут возникнуть с тем или иным проектом за весь срок службы, без дальнейшего совершенствования законодательного базиса мы не сможем.

БЕЗ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ АТОМНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ, ЕЕ НЕЙТРОННОГО ПОТЕНЦИАЛА, КОЛИЧЕСТВА И ПОТОКОВ РАЗЛИЧНЫХ РАДИОНУКЛИДОВ МЕЖДУ ВСЕМИ ЭЛЕМЕНТАМИ СИСТЕМЫ, МЫ НЕ СМОЖЕМ СОЗДАТЬ УПРЕЖДАЮЩИЙ АДЕКВАТНЫЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ БАЗИС

Без предварительного моделирования системы атомной энергетики, ее нейтронного потенциала, количества и потоков различных радионуклидов между всеми элементами системы, мы не можем создать упреждающий адекватный законодательный базис. Мы привыкли к тому, что решить очередную проблему или отсрочить ее решение можно, постоянно предлагая какие-то прорывные проекты. Но нельзя забывать, что в системе атомной энергетики есть множество необходимых элементов и следует учитывать принцип «слабого звена» – при анализе ничего нельзя пропускать.

В техническом плане в атомной энергетике все хорошо, небольшие деньги идут, что-то разрабатывается. Но нет надежного долговременного ориентира – что именно надо делать, как оно впишется в хозяйственный механизм, в правовую базу, в которой мы живем. Все, что делается в правовом государстве, не может жить вне права. А у нас ядерная энергетика появилась из оборонной промышленности и, увы, она пока вне основной правовой деятельности. Концепции ядерного права нет, причем во всем мире. Раньше люди видели проблему в технике – было сложно создать реактор.

Сейчас можно сделать любые реакторы, но очень сложно организовать их в систему, отвечающую принципам устойчивого развития. Под системой подразумевается не только набор энергообъектов и предприятий ядерного топливного цикла, но соответствующее институциональное пространство. Но пока юристы и экономисты не рассматривают развитие АЭ как необходимое условие решения долговременных экономических и политических проблем. Для серьезных практикующих юристов и экономистов в атомной энергетике слишком большие временные интервалы технологических циклов получения прибыли, непривычные понятия собственности и ответственности и слишком малые вознаграждения. И серьезные юристы и экономисты, которые могут разрабатывать соответствующий институциональный базис, с атомной энергетикой не работают. Но в в этой отрасли сейчас одними только техническими компетенциями не обойтись, особенно с учетом ее выхода в развивающиеся страны.



ПОПУЛЯРНОЕ
 
ТОП НЕДЕЛИ
 
ИТОГИ НЕДЕЛИ: • Все
 
СПЕЦПРОЕКТЫ: • Все
 
Фонд национальной энергетической безопасности Энергострана Финам.Инфо Страна "Росатом" Инвесткафе LiveBiz Журнал "Биржевой лидер"
Вестник АТОМПРОМа Корпоративный энергетический университет Pro-Gas Евро Петролеум Консалтантс NewsBalt
Главная Комментарии Аналитика Новости Блоги Итоги недели Партнеры О проекте Контакты
При использовании информации ссылка на Центр энергетической экспертизы обязательна.
Отправить свой комментарий в редакцию
© 2010-2012 Центр энергетической экспертизы
Свидетельство о регистрации ИА №ФС77-49820 от 11 мая 2012 г.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Позиции экспертов могут не совпадать с позицией редакции